Специалисты сферы госзаказа загнаны в жесткие законодательные рамки

Снизить коррупционные риски в сфере государственных закупок поможет опыт коммерческих компаний. Для специалистов госзаказа необходимо создать систему поощрения, которая будет стимулировать повышение эффективности закупок. На вопросы «Первого антикоррупционного СМИ» отвечает Андрей Бойко, разработчик первой в России системы электронных торгов и коммерческий директор B2B-Center.

ПАСМИ: Как вы считаете, если ввести такой критерий госзакупки, как невозможность осуществления функции собственными силами, а также усилить контроль за аутсорсрингом, эти меры приведут к лучшему функционированию рынка госзакупок??

Андрей Бойко: Здесь применим опыт коммерческих компаний. Ни одна организация не использует аутсорсинг себе в убыток. Его главная цель — сократить расходы и повысить эффективность выполнения той или иной функции.

Например, множество небольших компаний выводят на аутсорсинг услуги бухгалтерии и IT-отделов. Это дешевле, чем содержать штат собственных сотрудников.

Второй случай – аутсорсинг для повышения эффективности бизнес-процессов. Многие крупные компании отдают на аутсорсинг проведение собственных закупок. Специализированные организации профессиональнее готовят закупочную документацию и успешнее проводят процедуры. В результате компания получает больший эффект, чем при самостоятельной работе.

По такому же пути стоит идти и в сфере госзакупок. Заказчик, который отдает часть функций на аутсорсинг, должен обосновать этот шаг. Например, сократить расходы на собственный штат и повысить результативность. Если же заказчик выполнял функцию самостоятельно и не может обосновать использование аутсорсинга, то он не имеет смысла. Никто не применяет аутсорсинг с целью увеличить расходы.

При этом не стоит забывать, что далеко не все государственные функции могут быть переданы сторонним компаниям. Поэтому стоит контролировать и соответствие законодательству.

ПАСМИ: На сегодняшний день известно, что около 60% крупнейших российских компаний вышли на рынок корпоративных электронных закупок. Как, вы считаете, закупки в электронной форме лишены коррупционных рисков?

Андрей Бойко: Есть две стороны медали: электронные закупки коммерческих компаний и государственные закупки.

В первом сегменте коррупции по умолчанию меньше, но и там она есть. Собственник заинтересован в эффективном расходовании денежных средств. Поэтому коррупция может встречаться на уровне исполнителей, которых собственник не контролирует.

В этом сегменте электронные закупки ограничивают возможности для различных махинаций: процедуры автоматизированы, прозрачны, легко контролируются.

Кроме того, у сотрудников закупочного подразделения есть KPI, который зависит от количества успешных процедур, уровня конкуренции в них, полученной эффективности, наличия жалоб со стороны поставщиков в службу безопасности или внутреннего аудита компании. Если сотрудник плохо подготовит техническое задание, «заточит» его под конкретного поставщика и на него пожалуются другие участники процедуры, то он лишится своего дохода. Эта система поощряет добросовестных работников и стимулирует их повышать эффективность процесса.

В государственных закупках коррупция встречается на более высоком уровне. Закупщик-исполнитель получает указание сверху, что нужно заключить контракт с конкретной компанией. Он готовит закупочную документацию, которая уже содержит коррупционную составляющую, а затем проводит по ней процедуру в электронной форме.

В техническом задании могут быть заложены чрезмерные требования к поставщику — «пугалки». Они не противоречат действующему законодательству, но являются неприемлемыми для большинства участников. Одна из таких «пугалок» — требование гарантии со стороны поставщика, которая заключается в полной замене сломавшегося оборудования на новое и выполнении всех сопутствующих работ.

Закупка может быть полностью прозрачной и проходить в форме электронного аукциона, но никто из поставщиков не захочет обременять себя такими обязательствами. Стандартные условия гарантии подразумевают только ремонт сломавшегося оборудования, как в любом магазине техники. В результате контракт получает «свой» поставщик, который знает, что это всего лишь «пугалка». При этом никаких стимулов для повышения эффективности закупок у специалистов в госзаказе нет.

ПАСМИ: На Ваш взгляд, коррупция мешает оптимизации системы закупок? Или есть какие-то более актуальные факторы?

Андрей Бойко: Естественно, коррупция мешает повышению эффективности системы государственных закупок. В тех организациях, где она есть, улучшение закупочного процесса вызывает внутреннее сопротивление.

Вторая важная проблема – низкая вовлеченность специалистов-закупщиков в процесс. Для них создана система штрафов и наказаний, но нет системы поощрения. Поэтому люди не вовлечены в процесс, не заинтересованы в повышении эффективности и результативности закупок. Их главная задача – формально выполнить требования законодательства и избежать штрафов за нарушения.

ПАСМИ: 9 марта премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил правительству разработать предложения по усилению уголовной ответственности за хищения при госзакупках. В соответствии с поручением премьера предложения должны быть представлены к 15 сентября. Заниматься их разработкой поручено Минюсту, Минэкономразвития, Минфину и ФАС России. Как Вы считаете, поможет ли усиление уголовной ответственности за хищения при госзакупках исключить злоупотребления в данной сфере?

Андрей Бойко: Об уголовной ответственности стоит говорить только в случае прямого хищения государственных средств: попыток сделать их своими, вывести на счета подконтрольной компании и т.д.

Низкая эффективность государственных закупок – это совсем другая история, которая не является хищением и уголовным преступлением.

Специалисты сферы государственных закупок и закупок государственных компаний, к которыми мы постоянно общаемся, страдают от излишнего формализма и загнаны в очень жесткие законодательные рамки.

Люди хотели бы улучшить ситуацию, но очень часто не могут повлиять на эффективность закупок. Для повышения уровня конкуренции можно приглашать в процедуры всех потенциальных поставщиков, но регулирующие органы рассматривают такую активность, как координацию действий участников процедуры.

Можно писать другие технические задания, но в законе четко определены критерии оценки поставщиков. Можно выбирать победителя процедуры не по предложенной цене, а по совокупности условий, чтобы получить лучшее предложение на рынке. Но в большинстве закупочных процедур цена является основным критерием выбора.

Можно использовать другие критерии, но если вы купите дорогое качественное оборудование, то потом будете долго отбиваться от множества проверяющих и доказывать правильность выбора. Если же купить дешевое, но низкого качества, то никто претензий высказывать не будет. Даже если оно сломается через полгода. Если к существующей системе контроля и штрафов добавить угрозу уголовной ответственности, то желающих работать в сфере государственных закупок не останется.

Источник: http://pasmi.ru/

Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно