Столько примеров, а не до всех дошло!

Стоит ли считать "Общероссийский народный фронт" новой силовой структурой

Скандалы вокруг отставок глав регионов по итогам проводимых "Общероссийским народным фронтом" (ОНФ) проверок на местах недвусмысленно свидетельствуют: аппаратный вес не слишком приметной до недавнего времени общественной организации не просто стремительно вырос, а стал сопоставим с правоохранительными структурами. Как это у ОНФ получилось и чего еще от "фронтовиков" стоит ждать, "Огонек" выяснял у сопредседателя ОНФ Александра Бречалова.

— Александр Владимирович, деятельность "фронтовиков" как-то зримо активизировалась в последний год. С чего бы?

— Мне сложно сказать о первом этапе существования ОНФ (2011-2013 годы), потому что в тот момент я не принимал участия во "фронтовой" жизни. Я тогда работал в "Опоре России" и был против того, чтобы она вошла в ОНФ всем составом. Тогда ведь была сделана ставка на прием целыми организациями, и упор делался на сборы "пожеланий" от народа: чуть ли не в общественном транспорте опрашивали! А что толку? Соберут, запишут, а дальше — тишина. Проходили это, и не раз. Подумалось, правда: если есть список, то ведь можно спросить за исполнение того, что там записано. Вот только спрашивать надо не за все и сразу, а выбрать пару участков для работы и планомерно их окучивать. Вот так и стали действовать в ОНФ с 2013 года: появились два основных направления работы — мониторинг исполнения майских указов президента и проект "За честные закупки". Такой подход для меня, и я стал активным "фронтовиком". Народ в то, что ОНФ не только говорит, но и делает, поверил не сразу... Помню, когда мы анонсировали проект "За честные закупки", нас тут же обвинили, что мы перехватываем повестку Навального. Но как только на жалобы стали поступать ответы и решаться вопросы, все изменилось. Что, кстати, вызвало немало удивления...

— Чему же тут удивляться? Или кому-то неведомо, что единственная организация, которую президент возглавляет лично, — ОНФ?

— Вот этого-то народ понять и не может. Как "Фронт" может ругать власть и высказывать претензии к госкомпаниям, если наш лидер — президент!

— Но не Путин же руководит госкомпаниями...

— Все так, но в сознании народном власть и госкомпании — суть одно. Недавно по телевизору показали сюжет про найденные ОНФ нарушения в конкурсе на создание рекомендательных пособий по благоустройству улиц Москвы, объявленному столичной мэрией. Конкурс выиграло КБ "Стрелка" и получило на эти цели почти миллиард рублей. Даже мои либерально настроенные друзья искренне недоумевали: как мы могли возвысить голос, если "Стрелка" — это Александр Мамут, а заказчик проекта и вовсе Сергей Собянин! Я пытался объяснить, что ни меня, ни "Фронт" никто не направляет, что достаточно жалобы от любого гражданина, сопровождаемой документальным подтверждением нарушений, и ОНФ берет такие "сигналы" в работу. Но в ответ мне говорили, что такие жалобы простые россияне не пишут, а за ними стоит кто-то более осведомленный, обладающий документами и имеющий свои интересы. Все возможно, но факт нарушений налицо — мы работаем. И не имеет значения, "против кого". Неприкасаемых нет! Нельзя требовать от такой организации, как ОНФ, чтобы она была ко всем лояльна. Нас никто не фильтрует! Главное условие президента к нашему проекту — обойтись без оголтелой критики, чтобы были конкретно отработанные экспертные эпизоды. Мы в этом направлении и работаем.

— Но отделаться от ощущения, что проверки ОНФ кем-то инспектированы, все же трудно. Та же Карелия, например, куда ваш "десант" только что высаживался, — она ведь по числу "черных лесорубов" далеко не на первом месте...

— Так мы не только туда наведались! Другое дело, что я лично поехал в Карелию, СМИ за мной, ну и пиар-шумихи, понятно, было больше, чем, скажем, при поездке Азата Газизова в Алтайский край, Владимира Гутенева в Новгородскую область. А между тем все занимались одной и той же проблемой! Я выбрал Карелию только потому, что там побили активистку из числа защитниц леса, а это уже за гранью добра и зла. Но "заказа" на Карелию у нас не было. На следующий день там состоялся форум "Сообщество", который проводит Общественная палата России, но он был инициирован потому, что Карелия — один из самых неспокойных регионов в СЗФО. Скажу сразу: у меня нет ни с одним из губернаторов ни личных отношений, ни бизнес-интересов.

— Вы их сторонитесь?

— Мой круг близких людей сформировался уже давно, расширять его я как-то не думал, а соратников немало и в Общественной палате, и в ОНФ.

— С той стороны интереса нет? Неужто в вашей приемной не наблюдается очередь из губернаторов?

— Бывает. Хотят пообщаться, но как-то норовят сделать это по-своему: все пытаются объяснить мне, что их территория — хорошая, недоработки, конечно, есть, но не стоит прям так уж... Вот не понимают, что я не ставлю себе личной целью докопаться, скажем, почему такие бешеные деньги тратятся на чартеры в Ямало-Ненецком АО или почему госкомпания закупает на казенные деньги икорницы на 90 тысяч рублей.

— А как вы подбираете объект для проверки?

— Любой россиянин, обладающий информацией о нарушении, может нам просигналить. Для вас как для СМИ понятно будет на таком примере: в каждом регионе в бюджете заложены средства на поддержку массмедиа, а местные власти год за годом финансируют из него только одни и те же СМИ. Нарушение? Да. О нем, например, нам просигнализировали из станицы Динская Краснодарского края. Мы взяли жалобу в работу.

— А пишут прямо вам или вы мониторите сайты?

— Чаще всего — на сайт ОНФ и сайт проекта "За честные закупки", но бывает, что пишут прямо мне на личную страницу в Facebook (один из наших первых активистов, Эдгар Петросян, так и делал, после чего мы с ним познакомились).

— И как вы отсеиваете жалобы от "неадеквата"?

— Если есть документы (скриншот закупок, постановления местных властей), а не просто фото детей на площадке с надписями "SOS!" в руках, берем в оборот. Конечно, спекуляций масса, но и настоящих жалоб не мало.

— И куда вы их потом направляете?

— Если речь о нарушениях в госзакупках, то в группу проекта "За честные закупки", занятую этим вопросом, если об исполнении указов президента — по нескольким инстанциям. В ОНФ этим занимается Центр мониторинга исполнения указов президента "Народная экспертиза". Пример: гражданин написал, что его переселили из аварийного жилья в новостройку, не пригодную для жилья по числу недоделок. Мы проверяем, благо у нас более 10 тысяч народных экспертов — рядовых граждан, готовых по нашей просьбе выехать на место, сфотографировать, сделать качественный материал.

— Материал кому отдаете?

— Как правило, профильным министрам. В этом случае Михаилу Меню (министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства). Веронику Скворцову (министр здравоохранения) часто тревожим...

— И какова реакция?

— По-разному! Кому-то из глав регионов не нравится, что их критикуют, а кто-то, услышав о проблеме, собирает совещание. Есть и такие, что, заслышав критику, идут в полный "отказ". В истории с Александром Хорошавиным (экс-губернатор Сахалинской области, арестованный по делу о взятке в 5,6 млн долларов) мы не начинали с публичных обвинений, пытались спокойно выяснить: зачем ежегодно ремонтировать гараж администрации за 300 млн рублей? А в ответ получили такое... И тогда уже озвучили эту проблему на первом "Форуме действий" с участием лидера ОНФ Владимира Путина. То же вышло и с новогодним корпоративом РЖД за 55 млн рублей: в госкорпорации сразу обиделись...

— И что?

— Владимир Владимирович сказал РЖД публично, что, если хотят, пусть проводят корпоратив, но на "свои", а не за бюджетные деньги.

— Какой реакции от властей все же больше?

— Негативной, конечно. Такой минимум 70 процентов. Даже угрозы были. Их можно понять: кому-то ОНФ сорвал получение куша в миллионы, и эти люди вряд ли будут нам благодарны...

— Думала, главы регионов дальновиднее...

— Я тоже так считал. Но вот Николай Денин (экс-глава Брянской области), Сергей Боженов (экс-губернатор Волгоградской области), тот же Хорошавин не показали себя прозорливыми. Их действия иначе как глупостью не назовешь. А как еще охарактеризовать позицию, которой придерживаются до сих пор некоторые главы регионов, когда считают, что ОНФ и Общественная палата могут наводить порядок и контроль где-нибудь на федеральном уровне, но не у них "дома". Уже столько примеров, а не до всех дошло! Президент ясно сказал: автомобили для чиновников — чтобы не дороже 3 млн рублей. А по-прежнему покупают самые топовые комплектации по 9 млн. Как тут без народного контроля? И хорошо бы попутно создать конкуренцию в общественно-политической плоскости.

— Что для этого надо?

— Искать новых лидеров общественного мнения — и в интернете, и в оффлайне. ОНФ — за диалог с любыми партиями, оппозиционными СМИ и организациями. А что мы имеем в регионах? Под оппозиционные подпадают СМИ, пишущие про реальное состояние дел. А между тем они — настоящие патриоты, они — за Россию, а их как критикующих власть зажимают всячески, выдавливают.

— В ОНФ так и не появилось членства?

— Считаю, что оно и не нужно. В работе проектов "Народная экспертиза" и "За честные закупки" нам помогают более 10 тысяч человек. Вот они и есть "Фронт". "Фронтовик" уже тот, кто нам написал, просигнализировал о проблеме: его адрес у нас остается и мы, как правило, к нему потом обращаемся. А если мы станем партией, со взносами, партбилетами... Зачем это? Достаточно назвать себя сторонником "Фронта"...

— Но мало ли кто так назовется?..

— И пусть! Всегда найдутся такие, кто примажется, вне зависимости от того, какую систему учета мы придумали. Зачем зря время терять?

— А как быть с выборами? Если кандидаты повально станут утверждать, что за ними — "Фронт"?

— Будут и такие. Недаром по стране уже зарегистрированы отделения-двойники ОНФ, хотя у нас таких нет и в помине. Что ж, можно посмотреть информацию на сайте, можно позвонить нам и осведомиться, связан ли с нами тот или иной общественник. Впрочем, нас отличают по делам. ОНФ не окучивает всю "поляну", только заявленные выше тематические "делянки", пытаясь именно в них добиться конкретных результатов. Берусь утверждать, что сегодня ОНФ — самая эффективная организация в России.

— Поддержка ОНФ будет особенно дорога в 2016-м на выборах в Госдуму...

— Согласен. Мое мнение: мы для того и ведем поиск новых властителей дум, чтобы они потом приходили во власть разных уровней. Если к нам поступят обращения: "Хочу в Думу, помогите!", то поможем, если они от людей, уже зарекомендовавших себя конкретными общественно-полезными делами, поддержим.

— Членам "Единой России" к вам путь заказан?

— Политические пристрастия значения не имеют. Один из самых видных активистов ОНФ сегодня в Екатеринбурге — Евгений Артюх — "Партия пенсионеров". Его партпринадлежность для нас — дело двадцатое, главное — он активный гражданин, решающий конкретные вопросы.

— И все же. Единороссы неконкретны?

— Среди них, уверен, есть и яркие, и харизматичные, и активные. Их мы всегда ждем: могут обращаться в исполком ОНФ или лично ко мне. Хотя скажу откровенно: у меня уже есть видение того, кого бы я хотел видеть в Думе и кто может попробовать принять участие в выборах. Но подбор кандидатур для поддержки на выборах — не моя зона ответственности.

— А как с губернаторскими выборами? ОНФ тут влияет?

— Первые ласточки: Андрей Бочаров (глава первого исполкома ОНФ) возглавляет Волгоградскую, а выходец из ОНФ — Александр Богомаз — Брянскую область. У "Фронта" нет цели рассадить на местах "своих", потому что "своих" в полном смысле слова нет. ОНФ — это кузница кадров. Хотя, конечно, есть те, кто с нами сотрудничал еще до назначения, как Александр Галушка (министр по развитию Дальнего Востока), например. Мне бы очень хотелось, чтобы желание сотрудничать с "Фронтом" не возникало только в преддверии выборов.

— А чем "Фронт" может помочь на выборах?

— Своими пиар-возможностями... Плюс мы приглашаем на встречи с президентом, и там можно задать вопрос непосредственно первому лицу.

— И как часто бывают такие встречи?

— На форумах ОНФ, в этом году их три... Но есть еще и личные встречи, работа с администрацией.

— Почти как Госсовет...

— Похоже, согласен. Более того, что-то из наших материалов становится темой или вопросом для Госсовета: так было с исполнением указа о сокращении смертности в результате ДТП.

— Складывается впечатление, что у Путина две опоры — Счетная палата и ОНФ. Согласны?

— Согласен. Особенно если учесть результаты работы комиссии по исполнению майских указов. Я никак не могу взять в толк, как можно до сих пор не исполнить простое поручение сделать процесс исполнения указов публичным и открытым. При этом стоял даже срок исполнения такого поручения — 1 августа 2013 года, а до сих пор ничего не сделано. С правительством мы пытаемся контактировать, как и с президентом, но не всегда выходит продуктивно. Есть, например, такой закон N 178 — о приватизации государственного муниципального имущества. При его исполнении замечены нарушения, когда муниципальное имущество уходит с молотка за бесценок, а новые собственники его тут же реализуют в сотни раз дороже. Это же огромные потери для бюджета! Мы это доказали, но в правительстве не торопятся реагировать. Я понимаю: сила лоббистов с "той стороны" велика. Что ж, придется поднимать этот вопрос на следующей встрече с нашим лидером.

— Все майские указы мониторите?

— Все.

— Один из них — "О долгосрочной экономической политике" — даже не начал исполняться. Об этом нашему журналу поведал академик Абел Аганбегян (см. "Огонек" N 21 от 1 июня). И что ОНФ?

— По нашим данным, соотношение неисполненных указов к исполненным — 80 к 20. Правительство убеждено, что все наоборот: осталось лишь 20 процентов сделать. Если судить по тому, что говорит наш лидер, прав все же "Фронт". Да и Счетная палата с нами согласна. Лично мне понятно, откуда взялась столь популярная ныне тема о нехватке денег в казне: если бы бюджетом занимался успешный предприниматель, рачительный хозяин, уверен, не пришлось бы заниматься секвестром. А в ситуации, когда разница в стоимости строительства двух однотипных детсадов составляет 60-70 млн рублей, удивляться нечему.

— У "Фронта" есть силы для смены системы?

— Думаю, да. Изменения в системе госуправления назрели давно. Тут я разделяю точку зрения Германа Грефа о том, что экономическая программа Казахстана "100 шагов" — самая серьезная на постсоветском пространстве за последние 15-20 лет. И следовало бы на ней поучиться. Но России, чтобы осуществить нечто подобное, нужны новые лидеры общественного мнения.

— ОНФ преследует политические цели?

— Поиск и поддержка "новых лиц", которые способны вывести Россию на более высокий и качественный уровень развития, — чем не политическая цель? По-моему, она — одна из самых актуальных сегодня.

— "Фронт", случается, сравнивают с опричниной. Как вам такой образ?

— Никак — это не самое обидное, что про нас говорят. Недовольных, обиженных и завистников — тьма. Видели бы вы, что мне пишут в "личку" или говорят в трубку. Но меня сегодня больше занимает вопрос неэффективности бюджета-2015, чем сравнения и прозвища. Думаю, что если хотя бы часть наших активистов пройдут в Думу в 2016-м, нам удастся изменить систему формирования бюджета.

— Но опора лишь на две структуры — сигнал к тому, что не только бюджет требует перемен, а вся вертикаль...

— Не соглашусь. Я хорошо помню, как было в 1990-е и 2000-е. Я по первой профессии военный, ушел в запас старшим лейтенантом, но, глядя на своих однокашников, которые остались, понимаю, что сделано много. Сейчас любят рассуждать о кризисе, о дне... А между тем в 90-е для кадрового офицера было нормально после работы "мухтарить" — подрабатывать охраной кого-то или чего-то. "Мухтарило" большинство! От этого унижения они сейчас избавлены благодаря повышению зарплат. В системах образования и здравоохранения ситуация, может, сейчас еще и не самая идеальная, но не все сразу. Не может Путин навести порядок везде и всюду разом, даже при помощи ОНФ и Счетной палаты. Есть и сильные губернаторы, но их немного (Татарстан, например), и компетентные менеджеры в правительстве (Игорь Шувалов, в частности). Но их мало на страну, где мздоимство стало чертой характера. Помню, когда я работал в банке, имевшем 47 филиалов по России, каждый год 3-4 топ-менеджера попадались на воровстве. Руководство только разводило руками: как так, если зарплаты достойные, есть перспектива карьерного роста? И не объяснить, что страсть к воровству уже глубоко укоренилась на всех уровнях. Посмотрите, сколько глав регионов были освобождены от должности с формулировкой "за утрату доверия"!.. А сколько еще на своих местах?

— То есть, к отставкам губернаторов ОНФ приложил руку?

— По каждому из отставников мы делали доклады президенту о нарушениях. Какие-то из материалов мы "публичили", какие-то — нет. Не думаю, что наши материалы стали решающим фактором — есть еще и администрация, и Счетная палата. Кстати, наши выводы часто совпадают с фактами, представленными Счетной палатой.

— И сколько же "фронтовиков" сегодня?

— Точно сказать невозможно. Но факт, что ОНФ — структура известная: о нас уже знают более 50 процентов россиян. И львиная их доля нас поддерживает, уже убедившись, что мы — люди дела. На мой взгляд, такой показатель дорогого стоит. В соцсетях обсуждение на наших сайтах день ото дня растет в геометрической прогрессии — я не о "лайках", а о мнениях. У "Фронта" сегодня нет проблем организовать площадку для обсуждения в любом регионе. Да и не стоит брезговать чужими площадками! Мне уже, например, звонили организаторы Питерского форума, интересовались, с какой повесткой приедет к ним ОНФ.

Источник: http://www.kommersant.ru/

Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно